m-ideas.ru
Магия любви, привороты, отвороты, заговоры, приметы, фен-шуй, значение имени, отношения, психология, гадания, таро, руны и многое другое.

Художник Репин и поэт Некрасов сильно преувеличили страдания бурлаков

Художник Репин и поэт Некрасов сильно преувеличили страдания бурлаков

Автор легендарной картины Илья Ефимович Репин и сам признавал, что, общаясь с бурлаками, почти не слушал их рассказов, а беседу поддерживал лишь для вида, чтобы затянуть время и лучше запечатлеть лица и образы героев.

А послушать не мешало бы.

После первого показа «Бурлаков на Волге» Репина атаковали сразу с двух сторон: одни ругали живописца за революционные мотивы и «худосочные идейки», а другие – за недостоверность и непонимание материала, за который взялся художник.

Каково было «тянуть лямку»?

Труд бурлака был действительно тяжёлым, и уже одно это делает картину Репина недостоверной. Нет, то, что его герои одеты в тряпьё, абсолютно логично.

Во-первых, не в костюмах-тройках же им тянуть лямку?!

А во-вторых, к концу маршрута любая, даже самая добротная рубаха неизбежно превращалась в лохмотья.

Но вот внешний вид самих мужчин совсем недостоверен.

Коллега по кисти Константин Коровин позже отмечал, что Репин изобразил своих героев «какими-то жалкими, измождёнными, какими, конечно, никогда наши волжские бурлаки не бывали».

Всё просто: хилые и болезные банально не смогли бы пройти всю Волгу вверх по течению.

К тому же именно такой способ (тянуть баржу в лямках и по берегу) был на Волге как раз наименее распространённым. С этим можно поспорить, демонстрируя многочисленные фотографии бурлаков, в том числе и женских артелей, как из России, так и из европейских стран.

Но приглядитесь к ним: почти всегда перед нами небольшой водоём, в котором слабое течение.

Художник Репин и поэт Некрасов сильно преувеличили страдания бурлаков

На Волге бурлаков-лямочников просто унесло бы, поэтому там использовался совсем другой способ.

На корме крепился барабан, на него наматывались длинные канаты, к которым прикреплялись якоря. На лодке их вывозили вперёд по ходу баржи и сбрасывали в воду.

А ватага бурлаков на палубе подтягивала судно за эти канаты к якорям.

На берег сходили лишь тогда, когда необходимо было снять корабль с мели или преодолеть сложный участок.

Работа была тяжелейшей. Но ни это, ни погодные условия, ни прочие недомогания работников хозяина не интересовали.

Более того, если на судно нападали разбойники, бурлаки должны были отбиваться и спасать груз.

О том, чтобы воровать самим, и речи быть не могло.

До конца маршрута ватага полностью подчинялась хозяину. Даже свои бурлацкие паспорта они сдавали, и получали на руки только когда приводили судно в пункт назначения.

Там же происходил и окончательный расчёт.

Из-за адской тяжести труда бурлаки периодически умирали, и в этом случае обычно никто не спешил искать им достойное место для погребения.

Вязаться с полицией – значит замедлить проход судна, а спрятать труп всегда помогала матушка Волга.

Художник Репин и поэт Некрасов сильно преувеличили страдания бурлаков

Открытка 1905 года. Фототипия Шерер, Набгольц и Ко, Москва» width=»1200″ height=»1013″ />

Тяжёлая работа – достойная зарплата

Однако и выставлять всё исключительно в чёрном свете тоже не стоит. Для чего хозяину было изнурять своих работников сверх меры?! Если у него погибнет хотя бы 2-3 бурлака, то баржа придёт к месту значительно позже, и товар рискует испортиться или просто опоздать к ярмарке.

В этом случае убытки будут куда выше.

Так что хозяева старались нанимать мужичков покрепче и повыносливее, а на всём протяжении пути кормить их сытно: ведь голодные – плохие работники.

Конечно, для того, чтобы решиться «тянуть лямку», нужен был и особый склад характера: тут не место было домоседам, зато люди с казачьей, вольной натурой в бурлаках приживались.

Художник Репин и поэт Некрасов сильно преувеличили страдания бурлаков

Были и те, кто ходил по Волге по 2-3 десятка лет, а в лучшие годы численность бурлаков на реке достигала 100 000 человек.

Казалось бы, это должно было неизбежно вести к снижению заработной платы, однако артели очень здорово отстаивали свои интересы в борьбе с работодателями.

В результате оплата труда была достойной.

На деньги, заработанные за время навигации на Волге, можно было кормить семью весь год.

Даже простые лямочники за один проход в середине XIX века получали по 20-30 рублей в пересчёте на серебряный эквивалент.

Наиболее толковые выбивались в лоцманы или капитаны речных судов, а им за проход и вовсе платили до 300 рублей серебром.

Художник Репин и поэт Некрасов сильно преувеличили страдания бурлаков

Описаны случаи, как бурлаки за 4-5 навигаций накапливали столько денег, что покупали себе землю, строили избу, заводили скотину.

Правда, добиться этого можно было только если относиться к деньгам бережно, а чаще волжские работяги, опьянённые духом свободы, довольно быстро прогуливали нажитое и по весне снова без гроша в кармане впрягались «тянуть лямку».

Комментарии закрыты.